Donate
Poetry

Константин Шавловский. ХРОНИКИ ТУЛЬПОВОДСТВА

FEMINIST ORGY MAFIA26/05/24 18:06977

Иллюстрации Полины Заславской


воображаемый документ

как воображаемый друг


друг-документ


спросить подругу: может ли молчание быть документом?

поза в которой мы проснулись?

урчание в животе?


будет ли документом 

лоза 

жук на лозе 

тень от жука на лозе

кипящее пятно под глазами 


ошибка

иллюзия

double bind


письмо

обманувшее зрение 


стихотворение

написанное в соавторстве с М.



1. Когда они появились


я типа знал что такое 

тульповодство я слышал 

что есть такая фигня 

и типа воображаемые 

друзья это тоже самое

но я не знал что это 

что-то настолько странное

и редкое. 


это не было чем-то ну я понимал 

что это типа странненько, но я не 

считал что типа ну это прямо 

ну совсем ебанутое чето. 


чего-то щелкает и все и ты 

уже не замечаешь как ты его 

придумал вот уже просто си

дишь с этими чувачками как

будто можно поболтать. 



2. Девочка в зеркале


Не знаю, это, наверное, самое странное, о чем я могу сейчас подумать, 

но я помню, когда только меня жахнул пубертат, там, все дела, ну типа, 

начинают расти сиськи. Я смотрю в зеркало, и я понимаю, что у меня

идет дисконнект пиздецкий. 


Но у меня еще не было слово для этого, вообще никакого. 


И я смотрю  — тело другое. Из-за этого появилось это ощущение, что ти

па передо мной другой человек, с которым я могу пообщаться. Как с др

угой девочкой. Не знаю, является ли эта штука тульпой: общение со св

оим отражением? Обычно, когда смотрю на себя в зеркало, я понимаю, 

что это, типа, я. Но вот есть какие-то конкретные моменты, когда я готов 

поговорить с этой девчонкой, и это странно, я не знаю, как это

объяснить.


Это был другой человек, просто с моим лицом. 


Как это странно было, почему мне 

никто не сказал, что это было странно? 


Как она общалась со мной, я бы так никогда не стал общаться с челов

еком. Настолько, блядь, грубо. Сука, когда ты улыбаешься, а тебе говор

ят, что у тебя хуевые зубы. Или типа, знаешь, ты смеешься, смотришь, 

начинаешь с ней общаться, и она говорит: "У тебя отвратительный сме

х". У меня был какой-то момент, когда я комплексовал по поводу своей 

улыбки, потому что мне как-то раз сказали, что я по-дурацки улыбаюсь. 

И она мне это, блядь, припоминала. А сейчас я думаю 


похуй, как я улыбаюсь, 

главное что улыбаюсь. 



3. Инопланетянка в ванной

4. Величайший динозавр


Я еще не понимал нихуя, что происходит, ну типа, я понимал, что все

это связано с политикой, но как-то всегда держался на дистанции в то

время от политики, а сейчас жалею очень сильно об этом. У нас дома

бесконечно были, там собиралась эта на тот момент ****** *******, и они

там постоянно обсуждали эти политические штуки, я просто всегда

запирался в комнате и не хотел это слушать. Поэтому когда у нас был

этот обыск, для меня это было такое, блядь, чего, сука, чего вы забыли у

нас дома? 


А я всегда боялся спать с выключенным светом, и я решил, что типа, все,

мне плохо. У меня прямо какие-то были моменты, когда мне было очень

сильно, прямо неконтролируемо страшно. 


И я смотрю на подоконнике стоит 

динозаврик маленький пластмасс

овый, моего брата. И я такой, типа, 


смотрю на динозавра и думаю: блядь, сейчас у меня будет такой же динозавр, который меня будет спасать! 


это вот самое наверное яркое 

как я помню как именно придумал

тульпу быстро и по щелчку потому 

что обычно нужно было какое-то 

время проработать там типа 

мысленно и типа эта девочка

инопланетянка тоже не сразу 

появилась. 


обычно тульпы как я их придумы

вал сначала это какой-то знаешь 

очень размытый образ как такая 

знаешь клякса как-то мысленная 

клякса и в плане изображения как

она выглядит и в плане того как 

ты с этой штукой взаимодействуе

шь в общем, а тут я прямо придум

ал его быстро и он прямо очень 

четко мне очень четко 

                                     придумался.


5. Каминг-аут


Величайший динозавр  — у него была довольно конкретная задача. 

Каждый раз, когда я лежу в темноте, мне плохо, я представляю 

что вокруг меня в темноте ходят бабаки, знаешь, когда ребенок, 

и у тебя ощущение, что под кроватью сидит монстр, — вот эта всякая 

такая фигня,  — я представлял себе, как приходит, просто появляется 

в пространстве Величайший динозавр и вытаскивает эту бабаку.


Я представлял себе этого монстра, и он вытаскивал эту бабаку 

и разрывал ее там на куски, и я прямо представлял себе это кр

овавое месиво с этой бабакой, и он такой подрёт ее, не знаю, 

пожует, а потом мы с ним болтаем. И он мне что-нибудь расск

азывает, там, типа, хвалит меня, говорит, что все в порядке, у 

тебя тут столько бабак, и ты справляешься. 


Потом я его как-то раз попросил спеть мне колыбельную, знаешь,

я даже уже не знал, что делать с этим образом, потому что с той

Инопланетянкой я мог поболтать на разные темы. Там все что уго

дно в принципе. Главное было ее заинтересовать в этом. 


А у него, а у него, знаешь, такой очень узкий был кругозор,

типа, прийти победить тварь и постоять так задумчиво 

в углу. Такой чувак, с которым ты не поболтаешь на каки

е-нибудь глубокие супертемы. Но впервые я когда начал

задумываться что чего-то не так, первый, кому я сделал 

каминг-аут это Величайшему динозавру. 


Он меня называл Госпожой, потому что, типа, ну я придумал,

он почему приходит именно ко мне, именно когда 

мне страшно, потому что, типа, вокруг меня как будто зл

ая энергетика и концентрация, из-за которой мне страш

но, и у него величайший его динозавровский долг побеж

дать концентрацию злую. 


И он меня называл Юная Госпожа. И в какой-то момент 

меня стало подташнивать, 

что даже в своем воображении           я не могу, я не чу

вствую себя спокойно и комфортно. 


И я такой: а давай Юный Господин? 

Он такой: Без проблем. 

И такой: 

Юный Господин. 

И вот тогда впервые я такой: о! о! о! 

Охуенно!


6. Дереализация


2021 год, мы сваливаем в Турцию, потому что у нас в этот раз совсем

пиздецкий обыск, прям не то что в прошлый раз. Они хотели болгаркой

дверь выпилить. Мама только поэтому открыла, потому что они уже там

начали чего-то распаковывать потихонечку. Ну и пришли. 


Я тогда охуел от жизни. 


Потом ничего не помню, чего толком было. Турция какая-то вся в тумане

каком-то. Вообще не помню ничего. Помню, что было много котов, и все

было какое-то совершенно нереальное. 


и все было какое-то совершенно нереальное.


Потом такой же был год в Грузии, я не ходил в школу, ничего не

делал, у меня было мало общения, только какая-то кучка навальнистов,

знаешь, такие тетьки и дядьки там взрослые. Ну просто было ощущение

такое сильно нереальное. Дереализация. На самом деле у меня и до этого

была дереализация. Мне, кстати, кажется, что благодаря дереализации я,

может быть, и научился придумывать тульп. 


потому что когда ты немного

воспринимаешь мир типа не 

до конца реальным типа что 

все что ты видишь изображе

ние перед собой это как усло

вная картинка и поверх этой 

картинки можно чего-то при

думать. 


то есть как знаешь пленку на

ложить поверх знаешь как в 

мультипликации есть такие пл

еночки и ты поверх ставишь 

и поверх чего-то рисуешь вот 

я примерно так мне кажется 

начал размышлять про мир 

и благодаря этому смог визу

ализировать какие-то штуки.


я узнал что некоторые люди 

прямо взаимодействуют с

о своими тульпами прямо фи

зически у меня никогда не по

лучалось если я представляю

какая-то моя воображаемая 

фигня меня трогает я должен 

себе представить что мы сопр

икасаемся руками у меня сраз

у распадается эта иллюзия. 


Каждый раз, когда вспоминал, там, про Величайшего динозавра или про

Инопланетянку, я понимал, что 


перед 

глазами

ничего нет. 


И как бы эта пленка, она, как когда мигаешь и у тебя перед глазами

такие, вот эти, огоньки от света. Знаешь, когда на лампочку смотришь. И

ты это условно можешь контролировать, но она очень просто исчезает, 


как 

только 

ты захочешь. 



7. Почему я из России?

8. Прощание с Величайшим динозавром


Я стал меньше бояться темноты, потому что у меня появилось 

ощущение спокойствия, каждый раз, когда мне страшно, при

ходит Величайший динозавр, раскрамсывает всех к чертям, и 

мне становится все менее и менее страшно. 


И я звал его все меньше и меньше. Мне кажется, относительно 

недавно, полгода назад, в какой-то момент я понял, что вообщ

е про него не думал. То есть были моменты, когда я о нем вспо

минал и звал, даже если мне не было страшно в темноте. 


Типа как ты, как дела, он такой, тут не нужно разгонять бабак, 

ты серьезно меня просто так позвал? Я такой, ну, ну да, сорри, 

я просто хочу с тобой поболтать, мы с тобой так давно не вид

елись. Пару раз звал его так, и он возвращался каждый раз все


более и более помятый, уставший, видно было, что у него там ка

кие-то другие дела где-то еще. А в какой-то момент он вернулся 

прямо сильно помятый, у него там стрела торчала из плеча, и я 

такой, слушай, я немного повзрослел, я уже не Юный Господин, 


ну я все еще не прямо взрослый, но типа, думаю, уже хватит. И 

он такой, все, тогда спасибо, я пошел. Я надеюсь, что с ним все

в порядке. Я просто его отпустил мысленно, и он ушел мысленн

о. Все. 


9. Терапия


чем дольше об этом думаю 

тем больше я понимаю что

в принципе мне надо сходи

ть на нормальную терапию.


просто у меня был один оп

ыт терапии и это была одна

из самых жутких историй м

оей жизни типа мой опыт с 


с психологиней 


я решил ей рассказать про

какие-то свои суицидальн

ые мысли в то время было 

к сожалению очень много 

суицидальных мыслей и о

ни я не могу сказать что о

ни полностью исчезли сей

час думаю об этом гораздо


реже. 


сейчас я когда себя сформ

улировал что мне комфорт

но быть парнем мне реаль

но стало гораздо меньше с

уицидальных мыслей чем 

у меня было в то время ког

да у меня не было этого по

нимания себя. 


И я очень много об этом думал. 


Я постоянно об этом думал.


даже все мои общения с тульпами

они всегда сопровождались тем чт

о мы как-то сторонним образом бол

тали про смерть и про возможность 

суицида. 


Величайший динозавр меня отговаривал,

                                                                      Инопланетянка отшучивалась, а 

Девочка зеркальная, блядь, она меня 

                                                                так подстегивала, сука! Ты бы видел это! 

Она мне такие вещи говорила, 

                                                    отвратительные совершенно. 

Что меня никто не любит, сука, 

                                                    и никогда не полюбит. 


И я рассказываю, что, ну вот, у меня есть суицидальные мысли. Рассказываю прямо долго, у меня был прямо сильный момент 


мы поругались опять с мамой

и я в какой-то момент приезж

аю в метро и я еще очень мно

го в это время прогуливал шко

лу потому что я не хотел туда 

идти, я не хотел общаться с л

юдьми которые меня буллят


шлялся по городу там много ч

асов подряд типа пять часов ш

ляешься по Питеру зимой. 

В колготках. 


Сажусь в метро, чего-то грустно, поехал до последней станции, не

помню, какая это ветка, зеленая вроде, не помню, еду-еду-еду-еду,

высаживаюсь на последней станции, смотрю на рельсы, 


смотрю на рельсы и прямо 

очень острое и очень силь

ное желание 

                      прыгнуть. 


Это не было какой-то мимолетной мыслью, это было прямо какой-то

сильной решимостью: 


я 

могу 

это 

прямо 

сейчас 

сделать. 


И она мне начала рассказывать анекдот про колобка! 

Она начала мне рассказывать анекдот сука про колобка!  

После того, как я рассказал, что я хочу прыгнуть под поезд! 

Это было отвратительно, это было очень больно — ты заходишь в кабинет и ты знаешь, что 


тебе 

сейчас 

будут 

шутить. 


И в Грузии у меня тоже появлялись такие мысли. Но, мне кажется, сейчас, впервые действительно за долгое время почти их нет, начиная с десяти приблизительно лет, когда у меня впервые появилась 


мысль 

что 

я 

ошибка.


10. Стена


Они всегда знали, 

                               что они воображаемые. 

И Девочка в зеркале, 

                                   и Величайший динозавр, 

                                                                             и Инопланетянка 

Они всегда      знали, 

                                     что их не существует. 

Они даже мне об этом 

                                     напоминали, типа, чел, 

                                                                          ты разговариваешь со стеной. 

Ты 

просто 

пялишься 

в стену 

водишь 

глазами 

по стене 

и ничего 

перед 

глазами 

не видишь. 


а что ты будешь делать

теперь когда ты все знаешь


как ответишь сам на вопрос

что делает с голосом

это письмо


дает

отпускает

присваивает


не слишком ли много здесь повторов

не слишком ли много здесь повторов


дыхания 

сердцебиения

воображения



пауз




* текст написан в рамках семинара Experimental/feminist woman’s poetry Галины Рымбу


Константин Шавловский: родился в 1983 году в Ленинграде. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького. Создатель (совместно с А. Изакар) магазина интеллектуальной литературы «Порядок слов». Публиковался в изданиях «TextOnly», «Новое литературное обозрение», postnonfiction, "Цирк "Олимп"+TV" и др. Автор двух книг стихов: «Близнецы в крапиве» (Kolonna Publications, 2015) и «То, о чем следовало рассказать с самого начала» (Новое литературное обозрение, 2021).


Ответсвенная редакторка: Алиса Ройдман

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About